aroundtree (aroundtree) wrote in moscow_walks,
aroundtree
aroundtree
moscow_walks

Categories:

Трёхгорка.

Оригинал взят у aroundtree в Трёхгорка.


Имя Трехгорки на протяжении более 200 лет неразрывно связано с Москвой, с ее историческим наследием. И по сей день стоит на берегу Москвы-реки знаменитая Трехгорка.

Посмотреть на Яндекс.Фотках









ОАО «Трехгорная мануфактура» (до 1936 года — Товарищество Прохоровской Трёхгорной мануфактуры,
с 1936 года по 1992 год — «Трёхгорная мануфактура» им. Ф. Э. Дзержинского) — старейшее московское текстильное предприятие, основанное в конце XVIII века. Расположено между улицами Рочдельская, 1905 года и Краснопресненской набережной.
В магазинчике от фабрики есть музей-мемориальная комната Трехгорки.



Династия промышленников Прохоровых — российская династия, управлявшая Трёхгорной мануфактурой на протяжении нескольких поколений, с 1799 по 1918 годы.
За высокие достижения Прохоровы в 1912 году были удостоены наследного дворянства.



В историю России навсегда войдут их имена как самых известных предпринимателей-просветителей и благотворителей.
Прохоровы не столько пеклись о своей прибыли, сколько заботились о благополучии своих работников и в целом простых русских людей.



Основателем знаменитой династии стал Василий Иванович Прохоров.
Его отец был монастырским крестьянином Троице-Сергиевой лавры, там он работал служителем.
С митрополитом достаточно часто ездил в Москву по делам прихода, а заодно и приторговывал кустарными
изделиями Троице-Сергиевого посада.
В 1764 году, когда у монастырей были отобраны вотчины, Иван Прохорович освободился от крепостной зависимости. Переехал в Москву и стал мещанином Дмитровской слободы. Своего сына он пристроил приказчиком к одному старообрядцу, занимавшемуся пивоварением.
Неслучайно поэтому позже, в 1771 году, Василий Прохоров открыл свое пивоваренное дело.



Во время моровой язвы, в 1771 году, Василий Иванович тяжело заболел, и хозяин отправил его на излечение к своим единоверцам на Рогожское кладбище. Благодаря внимательному уходу верующих Василий Иванович выздоровел, но продолжительное пребывание в среде старцев не прошло для него бесследно. Он много времени уделял чтению книг, преимущественно богословского, религиозно-нравственного и мистического содержания. Целые десять лет Василий Иванович оставался верен старообрядчеству, а потом он снова перешел в православие.

В 1784 году Прохоров был приписан к московским купцам. Пивоваренное дело шло довольно неплохо,
однако Василий Иванович с годами все больше ощущал противоречие между собственной глубокой
религиозностью и характером промысла.
К тому же его жена, Екатерина Никифоровна, поговаривала: не может она молиться об успехе дела,
 чтобы желать народу больше пить и через это разоряться.



Еще одной причиной для смены занятий Прохорова была встреча с Федором Резановым — редким знатоком красковарения и ситценабивного дела. Впоследствии Прохоров с Резановым породнится, выдав за него одну из своих родственниц. Они основывают небольшую ситценабивную фабрику, положив тем самым начало текстильной империи на Трех Горах — Прохоровской Трехгорной мануфактуре. По договору на пять лет Резанов и Прохоров поделили девять частей прибыли поровну, десятая часть отходила к Резанову «за его знания и распоряжение».

Через пять лет партнеры купили у князя Хованского фабричное заведение с земельным участком, где развернули производство ситца и платков. Ситценабивное дело тогда было новым для России. Однако на правительственную поддержку рассчитывать не приходилось: кредиты выдавались в основном на стратегические отрасли (металлургические заводы, суконные и парусиновые фабрики). Проблемой стал и набор рабочих — удалось переманить несколько человек из московских красилен. Но этого оказалось недостаточно, и поэтому Резанов самостоятельно обучил не один десяток рабочих и служащих фабрики.

В условиях отсутствия конкурентов дела фабрикантов быстро пошли в гору.

Василий Прохоров с легкостью расстался со своей пивоварней насовсем, и переехал из Хамовников на Пресню,
чтобы быть поближе к новому предприятию.

К 1810 году у Прохорова с Резановым работало около сотни человек; почти вся работа велась вручную, лишь два механизма имели конные приводы, впрочем, это было характерно для всей Европы.

Резанов с Прохоровым пробыли партнерами больше намеченного срока. Когда в 1812 году решили поделить имущество и капиталы, вмешалась война. Василий Иванович отправил своего сына Тимофея из Москвы с частью уже готового товара; сам же вместе с сыном Иваном остался в Москве охранять имущество фабрики от разорения.

И что удивительно — ни пожары, ни война не причинили вреда Трехгорке. Позже в память о спасении Василий Иванович отлил чугунную доску, которую укрепил на стене заводского корпуса. На ней было написано: «На этой горке 1812 года, в бытность Наполеона с войсками в Москве, московский фабрикант Василий Иванович и сын его Иван Васильевич Прохоровы спасались от пламени, объявшего Москву, и грабежа неприятелей...»



Василий Иванович был для своего времени человеком грамотным, набожным,  рассудительным,
не случайно поэтому его многие годы избирали словесным судьей. У Прохоровых было девять детей,
тем не менее, они взяли на воспитание и вырастили нескольких девочек, малолетних дочерей дальних родственников, а позже выдали их замуж с богатым приданым.

Умирая, основатель династии советовал детям придерживаться тех правил, которые ему самому служили основой во всех поступках:
«Любите благочестие и удаляйтесь от худых обществ, никого не оскорбляйте и не исчисляйте чужих пороков; а замечайте свои, живите не для богатства, а для Бога, не в пышности, а в смирении; всех и, больше всего, брат брата  любите».

Известный русский просветитель Бестужев писал: «Вот купец Прохоров, которого я и лица не знаю, но которого почитаю и уважаю выше всех вельмож на свете, он есть истинный сын Отечества, умеющий употреблять достояние свое в истинное благо. Он купец по рождению, но в душе выше всякого вельможи. .. Прими дань от меня, почтеннейший человек Прохоров, ты помирил еще меня с любезным моим Отечеством: я первого еще из соотечественников моих вижу такого человека и не знаю лица его. Ты краса русского народа... друг человека, соотечественников».



После смерти отца в 1815 году 18-летний Тимофей Прохоров остался полным хозяином. Ему было не занимать энергичности: он успевал быть всюду и все видеть, ни одно дело не начиналось без его личного надзора, без его непосредственного распоряжения. Хозяин не мог терпеть ни сквернословия, ни неблагопристойных разговоров. Уже в 1817 году Тимофей единодушно был избран в словесные судьи при местном частном доме.

В 1826 году, проанализировав свой опыт судейской службы, Тимофей Васильевич написал об организации Попечительного Комитета над тюрьмами. Он сам приложил немало усилий в работе этого комитета. Например, посылал учителя своей школы и приходского священника для обучения грамотности к детям арестантов. Добился разрешения совершать для заключенных в пересыльном тюремном замке на Воробьевых горах богослужение. В 1843 году молитвенный зал заключенных был перестроен в храм, освященный московским митрополитом Филаретом.



Еще в 19-летнем возрасте Тимофей Васильевич стал основоположником ремесленного обучения в России, сам написал для него программу и следил за занятиями, вечерами проводил чтения с рабочими фабрики.

В 1816 году на средства Прохоровых была учреждена ремесленная школа для малолетних работников (на 200 учащихся). Она стала первым учебным заведением такого рода не только в Москве, но и во всей стране.
Он занимался широкой просветительской работой: устраивал не только школы для народа, но учреждал и библиотеки, читальни. Наконец, первым в России стал устроителем фабричного театра.




 При прохоровском предприятии в Москве еще в 70-е годы прошлого века была создана больница, амбулатория, родильный приют, богадельня (дом престарелых), ремесленное училище,библиотека, театр

Тимофей Васильевич оставил после себя философские трактаты «О богатении» и «О бедности».
В книге «О богатении» он обосновал благотворительную деятельность предпринимателя:

«Человеку нужно стремиться к тому, чтобы иметь лишь необходимое в жизни; раз это достигнуто, то оно может быть и увеличено, но увеличено не с целью наживы, богатства для богатства, а ради упрочения нажитого и ради ближнего. Благотворительность совершенно необходима человеку, но она должна быть непременно целесообразна, серьезна. Нужно знать, кому дать, сколько нужно дать. Ввиду этого необходимо посещать жилища бедных, помогать каждому, в чем он нуждается: работой, советом, деньгами, лекарствами, больницей и пр. и пр. Наградою делающему добро человеку должно служить нравственное удовлетворение от сознания, что он живет «в Боге».

Источник: Журнал the Chief 12(56), 2006

После образования Товарищества, Прохоровская мануфактура принимала участие в шести выставках: в Париже (1886), Антверпене (1887), Чикаго (1893) ей присудили золотые медали; на Всероссийских выставках в Москве (1882) и Нижегородской (1896) она подтвердила право изображения на своих изделиях государственного герба.

В настоящее время мануфактура переводится на новую площадку. Основное ткацкое производство уже работает в городе Гаврилов-Ям Ярославской области. Это современное высокотехнологичное производство. В Москве пока ещё остается прядильное и отделочное производства, а также коммерческий отдел, дизайн-центр и администрация.


Очень хороший магазин,отличный выбор и уютный зал.
















На этой оптимистичной ноте можно было бы и закончить.Но это было бы неправдой.
Трехгорка пережила и переживает тяжелые времена.
Я не владею всей информацией.По поводу нынешнего положения можно обратится сюда:
http://spasem-3hgorku.livejournal.com/
или сюда:
http://trekhgorich.livejournal.com/34462.html

А это наглядное пособие по ведению бизнеса в наше время.
Это тоже Трехгорка,за парадным фасадом так сказать.



Предпринимательский сюрреализм .









Собрание) вот такое собрание...







Не выкладывала материал до выборов,чтобы не прозвучало как агитация.
Нам очень не хватает тех  Прохоровых с их представлением о бизнесе и обществе.
 В Москве на средства дворян, купцов, священников организовывались учебные заведения, приюты, богадельни,
где учились или жили представители данного сословия.
Российская государственная и частная благотворительность со второй половины XIX века существовала в основном
на пожертвования купечества. Особенно велики заслуги этого сословия для развития благотворительных учреждений
в Москве. Представители известных купеческих династий: Алексеевы, Бахрушины, Баевы, Боевы, Лямины, Мазурины, Морозовы, Солодовниковы, Хлудовы и др. - построили на свои средства десятки благотворительных учреждений и заведений, снабдили их современным по тем временам медицинским оборудованием. Всего в Москве к началу XX в. насчитывалось 628 благотворительных заведений: богаделен, приютов, временных убежищ и общежитий, ночлежных домов, бесплатных и дешёвых столовых и чайных, домов трудолюбия, общин сестёр милосердия, амбулаторий и т.д. Формы помощи в них отличались также большим разнообразием: предоставление жилья, ночлега, бесплатных обедов, выдача единовременных или постоянных денежных и натурных пособий, врачебная помощь, оплата лекарств. Приблизительно такую же структуру имела и благотворительность в др.городах Российской империи.
Однофамилец? Михаил Прохоров на фоне Прохоровской мануфактуры.




Subscribe

  • Коломенское - прогулки на закате

    В парке Коломенское в Москсе одно из любимых мест - холм у Передних ворот, на Вознесенской площади. И посидеть приятно, глядя на реку, и вид на все…

  • Вечерние прогулки на теплоходе по Москве-реке

    В последние по-настоящему жаркие денечки лета подорвались прогуляться на кораблике, но не в самое пекло, а вечерком. Маршрут выбрали привычный от…

  • Вднх - летние прогулки

    В солнечный день, но не в пекло, на ВДНХ всегда приятно прогуляться. Это один из центровых и громадных парков в Москве (Парк Горького, Зарядье).…

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments