Светлана (lit_street) wrote in moscow_walks,
Светлана
lit_street
moscow_walks

Category:

Лефортово. Последние годы генерала Слащова

Как многие уже знают, я специализируюсь на литературных прогулках. На этот раз приглашаю вас посмотреть в этом ключе на район Лефортово.
Прогулка совсем короткая, узкотематическая, зато достаточно необычная. Новая знакомая, зная мое увлечение литературным краеведением, рассказала мне о прототипе одного из главных героев пьесы "Бег" Булгакова - генерал-лейтенанте Якове Александровиче Слащове (1886-1929).
В пьесе Роман Хлудов стреляет себе в голову, а в жизни белый генерал Яков Слащов возвращается в советскую Россию и в ней пытается приносить пользу своему отечеству.
В России ему дают жилье и работу в Лефортове, и вот про эти-то места я хочу рассказать.



Его называли гордо "Слащёв–Крымский", с ненавистью "Слащёв–вешатель", ласково "Генерал–Яша" и под конец жизни "генерал–предатель крымский".
Про него рассказывали, что он употребляет кокаин и морфий. Его штаб в Крыму располагался в вагоне поезда, в котором царил хаос и везде сидели любимые им птицы. Он носил специально сшитый для него белый ментик, отороченный мехом, и на плече его сидел белый попугай. Его сопровождал его ординарец, неоднократно раненный в боях, и по совместительству его жена кавалер-девица Нина. По ночам к нему приезжал петь сам Вертинский.
Ему удалось затянуть Гражданскую войну на 14 месяцев.
Вы думаете, это герой романа "Чапаев и Пустота" Пелевина? А вот и нет. Это вполне реально существовавший человек - белый генерал Яков Александрович Слащев (1886-1929).
Но литературным персонажем он все-таки стал. Впервые - в пьесе "Бег" М. Булгакова, как прототип генерала Романа Хлудова.
Как мы уже знаем, переломить в одиночку ход истории ему не удалось, и из Крыма он эвакуировался в Константинополь. В Крыму и Константинополе экскурсоводы показывают места, связанные с жизнью генерала, и рассказывают его историю.



Из Википедии: "3 ноября 1921 года, в годовщину взятия Крыма, ВЦИК РСФСР объявил амнистию участникам Белого движения. Слащёв в Константинополе вступил в переговоры с советскими властями, был амнистирован. 21 ноября 1921 года при помощи завербованного ЧК бывшего матроса и добровольца Баткина вместе с белыми казаками вернулся в Севастополь, откуда в личном вагоне Дзержинского выехал в Москву. Обращался к солдатам и офицерам Русской Армии с призывом возвращаться в Советскую Россию. В 1924 г. издал книгу «Крым в 1920 г. Отрывки из воспоминаний». С июня 1922 года — преподаватель тактики школы комсостава «Выстрел».



"До 1933 года курсы «Выстрел» размещались в историческом здании — Екатерининском дворце. В дореволюционное время здесь размещались 1-й и 2-й Кадетские корпуса, а ныне — Академия бронетанковых войск. Это здание было построено в 1796 году архитектором К. Бланком при участии Д. Кваренги и К. Тона. Оно примечательно величественной колоннадой (самой большой в Москве эпохи классицизма), сохранившейся до нашего времени. А вот купола двух кадетских церквей в 1932 году, к сожалению, снесли. Так что его первозданный вид, увы, во многом утрачен. Краткий историко-архитектурный экскурс, на мой взгляд, уместен. Ведь в Екатерининском дворце на протяжении более ста лет воспитывались офицерские кадры России".
В. Сафир. "Первая мировая и Великая Отечественная. Суровая правда войны". Старая фотография Екатерининского дворца ниже взята оттуда же.



"Здание примечательно самой большой в Москве колоннадой эпохи классицизма. Шестнадцать коринфских колонн Екатерининского дворца, сложенных из каменных блоков, смотрят в исторический сквер или так называемую Анненгофскую рощу 1730-х годов. А за дворцом опускается к Яузе Лефортовский парк".
http://lefortov.ru/publ/ekaterininskij_dvorec/1-1-0-18
Адрес дворца: 1-й Краснокурсантский проезд, 3/5.



В книге Сафира можно больше узнать об истории курсов "Выстрел" в частности и о жизни белых офицеров, вернувшихся или оставшихся в России, вообще.
Но что же наш Слащев? Радовало ли его ходить на работу в один из немногих сохранившихся московских настоящих дворцов? Увы, едва ли. Однако сдаваться, как мы уже поняли, он не привык.
Он, как и прежде, больше всего хотел быть полезным своей стране, но на строевую службу, даже иногда посулив, его не брали. Тогда ничего не оставалось, кроме как, используя весь свой опыт, готовить для родной России очень хороших защитников.
Д. Мельник пишет: "Его ученики по курсам «Выстрел» — будущие маршалы Советского Союза Василевский, Толбухин, Малиновский. Генерал Батов, герой Великой Отечественной войны, вспоминал о Слащёве: «Преподавал он блестяще, на лекциях народу полно, и напряжение в аудитории порой было, как в бою. Многие командиры-слушатели сами сражались с врангелевцами, в том числе и на подступах к Крыму, а бывший белогвардейский генерал, не жалея язвительности, разбирал недочеты в действиях наших революционных войск. Скрипели зубами от гнева, но учились".



Рядом с дворцом тянется дом, относящийся к усадебным постройкам. В нем разместились общежития военных. Адрес: 1-й Краснокурсантский проезд, 3/5, корп. 11.



Атмосферные общежития здесь сохранились до сих пор.



Как же, глядя на контраст между архитектурой и жизнью, вновь не вспомнить Булгакова? В тех же годах (1922) написан его "Дом Эльпит-Рабкомунна": "Поперек гостиных протянулись веревки, а на них сырое белье. Примусы шипели по-змеиному, и днем, и ночью плыл по лестницам щиплющий чад. Из всех кронштейнов лампы исчезли, и наступал ежевечерне мрак. В нем спотыкались тени с узлом и тоскливо вскрикивали:
- Мань, а Ма-ань! Где ж ты? Черт те возьми!
В квартире 50 в двух комнатах вытопили паркет. Лифты... Да, впрочем, что тут рассказывать..."



Едва ли Слащева, имевшего штаб в вагоне поезда в Крыму, а затем бедствовавшего в Константинополе, смущали спартанские условия. Хотя не замечать всего этого он, безусловно, не мог... Тем более, что и так не шибко приятную жизнь ему усложняли - как это возможно только при коммунальном быте. Самовар опрокидывали, в крупу подмешивали мел, разбивали окна...



Мы идем путем, которым Яков Александрович Слащев, возможно, каждый день ходил с работы - от Екатерининского дворца до его комнаты в общежитии.
Одним из неофициальных знаков Лефортова стала вот эта арочка. Раньше ее украшал лев, но потом ушел куда-то...



Через арку мы снова входим во дворы - служебных построек старого Головинского дворца начала XVIII века (Красноказарменная ул., 3).



Такие необычные стены у них потому, что стараниями Архнадзора были снесены незаконные пристройки к этому зданию.



Во дворе мы натыкаемся на сакральный символ русской жизни, как это всегда и бывает, максимально демонстративно поджидающий прямо посередине дороги.



К счастью, эта встреча не мешает найти подъезд Якова Александровича.





Выйдем со двора через другую арку, чтобы посмотреть на окна.



В какие-то из этих окон Слащев смотрел из дома на улицу. Раньше нам было бы проще определить их. Генерал увлекался орнитологией и во всех своих пристанищах разводил птиц - об этом с удивлением писал даже генерал Врангель, посещавший Слащева в Крыму. Мы бы услышали пение или увидели промелькнувшее яркое оперение за стеклом - и сразу бы догадались. Правда, потом "добрые" соседи запустили в комнату Слащева кошку, и она передушила всех птиц.



Якова Слащова застрелили в январе 1929 года вот в этой самой комнате в доме в Лефортове, вокруг которого мы так долго кружили. По официальной версии, это сделал некто Лазарь Львович Коленберг, который потом был признан невменяемым и отпущен. Якобы он мстил за своего брата, который был убит в ходе репрессий по отношению к евреям и сочувствующим революции в Николаеве.
У историков есть предположение, что советская власть аккуратно убирала "лишних", опасных людей - бывших белых офицеров, до которых могла дотянуться.
Прямо напротив окон вот такие невысокие постройки. Где-то здесь мог притаиться снайпер.



Публицист Дмитрий Быков в своей лекции про Булгакова отмечает что, пожалуй, ни про одного другого писателя не было написано столько всякой ерунды. Слащов-Хлудов личность вполне булгаковская, и потому и его не миновала чаша сия.
Очень по-разному оценивают и описывают персону Слащова историки, не отстают от них и литераторы.
Кроме прочих материалов, у Дарьи Мельник в жж прекрасный пост про Слащова в литературе.
Позволю себе взять оттуда цитату из книги Андрея Земскова "Порядок в танковых войсках" про убийство генерала:

«...Неожиданно кто-то резко распахнул дверь и ворвался в кабинет. Слащов обернулся, оторвавшись от письменного стола. Возможно, это и спасло ему жизнь. ... Грохнул выстрел. Пуля пролетела около самого виска и вошла в стену позади.
В дверях стоял молодой еврей, державший в дрожащей руке револьвер. Он явно был напуган. Недаром о генерале Слащове-Крымском ходили самые невероятные слухи — ведь он не боялся никого и ничего. ... Кто-то говорил, что Слащов находится под особым покровительством бога, кто-то говорил, что он продал свою душу дьяволу.
— Т-ты... п-помнишь ф-фамилию К-колленберг?! — заикаясь, скороговоркой затораторил убийца. — Т-ты... т-ты п-приказал его п-повесить... в... в К-крыму... Т-ты... т-ты уб-бил м-моего б-брата... Т-ты умрешь...
Слащов смотрел на убийцу с ледяным спокойствием.
— Ты пришел меня убить? Тогда стреляй, чего же ты ждешь? — усмехнулся Слащов. — Ничто так не укрепляет дух, как пуля у виска.
Рука убийцы дрожала все больше. Глаза от страха расширились, и взгляд стал совсем безумным.
— Ум-мри-и-и!!! — проорал он и нервно начал давить на спусковой крючок.
Бабахнуло еще два выстрела, но трясущиеся руки не позволили попасть даже почти в упор. Причем, если первая пуля прошла совсем рядом с головой генерала, то эти две пули выбили щепки из письменного стола уже довольно далеко. А затем револьвер дал осечку. Испуганный убийца, вместо того чтобы просто прокрутить барабан револьвера, изумленно уставился на свое оружие.
— Молодой человек, вы, похоже, не только стрелять не умеете, но и чистить оружие не приучены... — все так же спокойно улыбнулся Слащов.
Убийца в страхе швырнул на пол револьвер и бросился вон из кабинета. Но в панике промахнулся мимо дверного проема и всем телом налетел на косяк. Удар был не то чтобы сильный, но чувствительный. Злодей схватился за стену руками и, издав тихий стон, сполз на пол, глядя в потолок остекленевшими глазами, в которых так и застыли страх и безумие».

Собственно, без комментариев. Порадуемся же - пусть и литературному, вымышленному - но таки хэппи-энду.
И бросим последний взгляд на дом Слащова и постройку, где, возможно, затаился враг.



На прощание спустимся в Лефортовский парк, который находится совсем неподалеку, и полюбуемся на птичек, которых так любил генерал Слащов.
И в заключение жизненный урок от блистательного генерала Якова Александровича Слащева: "В бою держитесь твёрдо своего принятого решения - пусть оно будет хуже другого, но, настойчиво проведённое в жизнь, оно даст победу, колебания же приведут к поражению".

Subscribe

  • Мимо «Красного Октября» в красно-желтом октябре на судне «Мираж»

    У флотилии Rivertickets новинка осени: Москва-Сити — Зарядье — Москва-Сити от причала «Международная выставка». Когда мы отправлялись от этого ранее…

  • «Жыве Беларусь!»

    На «Белорусской-радиальной» восстановили скульптуру «Советская Белоруссия», которая раньше стояла на «Белорусской-кольцевой». В 1997 году из-за…

  • Парк Горького на закате

    Настало время не только холодной погоды, но и ярких сентябрьских закатов. В Парке Горького вечером начиналось все с отражения солнечных лучей в…

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments