Михаил (doc_chaev) wrote in moscow_walks,
Михаил
doc_chaev
moscow_walks

Category:

Башни белого города. Часть 3.

В части 1 и части 2 было рассказано о причинах строительства каменной стены Белого города, местоположении и архитектурных особенностях этого творения русского зодчего Федора Коня, а также о Яузской, Покровской, Мясницкой, Сретенской и Петровской башнях. Продолжим путешествие по башням Белого города.


Следующая надвратная башня (т.е. с  воротами) стояла на старинном тракте, соединявшем Москву с Тверью. Поэтому и называлась Тверской. Она считалась главной, и была как бы парадным въездом  в столицу, и была более украшенной, чем остальные. Считается, что именно с  нее и началось строительство стены. Хотя с другой стороны, наверняка при таких масштабах (было было задействовано около 7 тыс. человек ) строительство велось одновременно на нескольких участках.  Тверская башня стояла на пересечении нынешней Тверской улицы и Бульварного кольца, т.е. на Пушкинской площади.


На плане стены Белого города, выполненном В.В.Косточкиным Тверская башня обозначена под номером 7, Никитская - 6, Арбатская - 5.



Я думаю, что башня стояла на восточном краю площади, ближе к Кремлю, так как известно, что Федор Конь вел каменную стену за рвом, который был перед земляной насыпью. Некоторые современные реконструкции располагают башню ближе к церкви Рождества Богородицы в Путниках (та, что стоит рядом с Театром ленинского комсомола), как это сделано на рисунке В.А.Рябова.


Про внешний вид башни известно ещё, что была она в три уровня, соединенных каменной лестницей, а с боков были казематы для хранения боеприпасов. Эта башня известна тем, что в ней в царствование Михаила Федоровича провел в заточении полгода датский принц  Вальдемар, который приехал свататься к дочери царя, но переходить в православие не хотел.  Во второй половине XVII века на месте снесенных укреплений был построен Страстной женский монастырь (где кинотеатр «Россия»), который простоял до 30-х годов XX века.


А напротив стоял памятник Пушкину (фото сделано с колокольни монастыря). Потом памятник переместили на противоположную сторону площади.


Никитские ворота стояли, естественно на площади Никитских ворот.  Стояли они где-то здесь.


Через центр современной площади по направлению Большой Никитской улицы в XV—XVI веках проходила Волоцкая, или Новгородская дорога, которая вела к Волоколамску и далее к Новгороду. После основания Никитского монастыря с конца XVI века она стала называться Никитской.  Монастырь снесли в 30-е годы, а название осталось.  Да и изображений мало осталось.
                                 

Территория внутри  стен Белого города с XIV века относилась в Занеглименью («за Неглинной»), за стеной — к Сполью , то есть к незастроенной окраине города.  Около будущей площади располагалось село Хлыново (на месте Хлыновского тупика), далее  село Кудрино(на месте нынешней Кудринской площади) .  На этом фрагмент плана Москвы 1638 г.  изображена часть Белого города между  Никитскими, Тверскими и Петровскими воротами.


 Пожалуй эти ворота больше других известны по событиям Смутного времени. Здесь торжественно встречали Марину Мнишек, прибывшую в Москву. В  1611 году здесь разгорелась ожесточенная схватка между польскими войсками и русскими ополченцами. Тверские ворота охранял отряд в 2000 человек и полякам не удалось его взять, а Никитские неоднократно переходили из рук в руки. В одной польской рукописи упоминается о трех сотнях немецких наемников, блокированных в этой башне — когда кончились снаряды, они отбивались от русских выломанными из стен кирпичами. «Мы пошли по башням до Никитских ворот и отняли их… отряды москалей становились все многочисленнее и нам пришлось сбежать с Никитских ворот… навел Господь Бог ужас на москалей и мы снова побежали к Никитским воротам… перед заходом солнца они подступили в громадном количестве и нам снова пришлось отступать».


Арбатская башня стояла  между нынешними Никитским и Гоголевским бульварами по оси улицы Арбат. Где-то там.  В те времена площадь пересекал ручей под названием «Чарторый»,  русло которого пролегало по внешней стороне нынешних Никитского и Гоголевского бульваров и Саймоновского проезда (сейчас заключен в трубу).


Ещё до постройки стены здесь был Храм Бориса и Глеба, который особенно любил Иван Грозный. После постройки стены он оказался за её стенами. После многочисленных перестроек он имел следующий вид (картина 1877 г.).  Левее – Церковь святителя Тихона Амафунтского, построенная позже, при правительнице Софье.


Перед  «зачисткой площади» в 30-е годы Храм Бориса и Глеба выглядел так.


Арбатская башня также была свидетельницей многих сражений Смутного времени.  «На Арбатских воротах заперлось 80 москалей, покинутых остальными. На них мы потратили много времени с немалым уроном для себя, но усилия были напрасны», - пишет польский автор о событиях  1611-го. А в 1618 году, через шесть лет после освобождения Москвы воинством Минина и Пожарского, армия польского королевича Владислава попыталась взять реванш, приступив  к Арбатскими и Тверским воротам. Москвичи под прикрытием артиллерии совершили успешную контратаку в сторону Арбата и разбили превышающие силы противника — этой победой для столицы кончается Смутное время.  Георг Лермонт (предок М.Ю.Лермонтова) писал в челобитной: «И как был польскими, литовскими и немецкими людьми приступ к острошку и к Арбатским воротам, а мы холопи твои тебе государю служили, бились явственно, и многие наши братья на том приступе побиты».


Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments